История православия в России

город Курск

Знаменский монастырь

altЗнаменский монастырь - одна из старейших мужских обителей Курского края, основание которого связано с событиями начала XVII в., когда в 1612 г. польско-казацкое войско осадило Курск. 
Ворвавшиеся в город враги устроили на его улицах резню. Летописец сообщал: "и бысть сражение и пролитие крови сюду и сюду и наипаче же нас, православных христиан и жён и детей ве-лия в том времени кровь пролияся". Однако куряне сумели закрепиться в малом остроге и отбить врага от крепостных стен. Когда же им предложили открыть ворота, осажденные кратко отвечали, что города не сдадут, но скорее погибнут, защищая его. Разъяренные упорным сопротивлением враги "зело освирепишася и частым крепким приступлением начаше град сей озлоблять... ко взятию града всякие хитрости устрояюще". Осаждённые страдали от жажды, ежедневных вражеских приступов и нехватки пороха. В эти дни тяжелых испытаний защитники города дали торжественный обет, что если Бог не предаст их в руки врагов, они "в малом острожку возле города на конец торгу против городового моста, [на месте существующей часовни] воздвигнут церковь Пречистые Богородицы Курские", и в ней поставят чудотворный образ Знамения, в 1604 г. увезенный Лжедмитрием I в Москву. Через четыре недели безуспешной осады поредевшая вражеская рать бесславно отступила от неприступных стен Курской крепости. Сразу же после освобождения куряне приступили к исполнению своего обета. Сначала был воздвигнут деревянный храм. А в 1613 г. только что избранный на царство Михаил Федорович Романов разрешил рядом с новой церковью "монастырь огородить и двор устроить". К 1615 г. строительство монастыря завершилось. Была сооружена еще одна церковь во имя преподобного Михаила Малеина с пределом соловецких чудотворцев Зосимы и Савватия, келья для настоятеля и 14 келий для братии, число которой вскоре достигло 40 человек. Первым настоятелем Рождественского монастыря стал игумен Иосиф, переведенный в Курск из Коренной пустыни, В этом же, 1615 году, в Москву была отправлена представительная делегация во главе с соборным диаконом Поликарпом, ходатайствовавшая перед Михаилом Федоровичем о возвращении Курску его святыни. Просьба курян была встречена благосклонно, и вскоре чудотворный образ торжественно отправился из царского дворца, где хранился все это время, в Курск. По возвращению домой икона некоторое время хранилась в ныне не существующей соборной Воскресенской церкви, а затем, в 1618 году, была по личному распоряжению царя перенесена в Рождественский монастырь. 

С этого времени новая обитель становится главным монастырем Курского края. К ней причисляются Троицкий, Божедомский и Пустынский Богородицкий мужские монастыри со всеми угодьями и землями. Специальная "тарханная" грамота, пожалованная Курскому монастырю в 1629 г. содержала перечень его прав и преимуществ и подтверждала его привилегии (к примеру, освобождение от всех государственных повинностей). Грамота эта заканчивалась такими словами:
"Кто чрез сию нашу Государеву жалованную тарханную грамоту строителя с братьями и их монастырских слуг и крестьян и рыбных ловцов и мельников чем изобидит, - и тому от нас, Великого Государя и Царя и Великого Князя Михаила Федоровича всея России, быть в опале".

В 1631 г. почти все монастырские постройки сгорели во время пожара вызванного ударом молнии, а остальные были разорены воинами князя Иеремии Вишневецкого в январе 1634 г. Во время этого набега поляки также сожгли Троицкий и Божедомский монастыри. Большой ущерб потерпел монастырь и во время татарских набегов 1643 г., когда в "вотчинах его крестьянские жилища разорили без остатка, на гумнах в скирдах и на полях хлеб и сено пожгли и потравили", крестьян монастырских пропало 239 человек, не считая женщин и детей. 

В 1649 г., по указу Алексея Михайловича, на выделенные из царской казны деньги, а также на частные пожертвования в монастыре было начато строительство каменной соборной церкви во имя Курской Чудотворной Иконы Знамения Божьей Матери. Интересно отметить, что во время строительства куряне ломали кирпич и дикий камень из стен старинной постройки, на которую указал им игумен монастыря Никодим, обнаруживший в 15 верстах от Курска "на старом городище, близ реки Рати, в земляном валу от древности вшедшие в землю, неведомо чьи палаты". Курский воевода князь Иван Михайлович Жмурка Волконский приказал начертить план этого сооружения и послать его в Москву к царскому двору. После постройки этого храма монастырь стал именоваться Рождество-Богородицким Знаменским. С 1674 г. настоятель монастыря, ранее именовавшийся игуменом или строителем, стал носить титул архимандрита. На деньги, пожертвованные оборонявшим Белгородскую черту войском и лично курским воеводою князем Григорием Григорьевичем Ромодановским в монастыре к 1680 г. были возведены новые каменные строения: Богоявленская церковь при настоятельских покоях, Петропавловская на святых воротах, братские кельи, хозяйственные строения и каменная стена с башнями вокруг монастыря.

Наследники Михаила Федоровича и Алексея Михайловича также не обделяли Курский монастырь своим вниманием. Так, в 1688 г. Знаменской обители "по чувству благоговейного уважения" жертвуется медный колокол, на боку которого древнеславянской вязью была выбита посвятительная надпись:
"Сей колокол пожаловали в Курский Богородицкий Знаменский монастырь великие государи цари и великие князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич и великая государыня Софья Алексеевна всея Великия и Малые и Белые России самодержцы. Того ж монастыря при архимандрите Сампсоне весом 57 пуд. 24 о. Лета 7197 года". По краю колокола литыми буквами шла надпись:
"Лил сей колокол маст. Федор Маторин".
В 1860 г. из-за появившейся трещины колокол был снят с соборной колокольни и торжественно водружен на высокий постамент в северо-восточной части монастырской ограды. В 1752 г., при архимандрите Гедеоне Антонском, Знаменская церковь была внутри и снаружи покрыта штукатуркой, одна ее глава разобрана и вместо нее возведено пять.

В 1764 г. императрицей Екатериной II был подписан Высочайший Указ по которому все церковные имения переводились в казенное ведение. Часть монастырей упразднялась, остальные разделялись натри класса и, вместо отобранных имений им определялось денежное содержание. Во исполнение этого Указа в составе Белгородской и Обоянской епархии были оставлены Курский, Хотмыжский, Обоянский и Волховский монастыри. Приписанная же к Знаменскому монастырю Коренная Рождественская пустынь получила статус самостоятельной обители. Знаменский монастырь был утвержден штатным и поставлен во втором классе.
По штату в нем числились архимандрит, казначей, 6 иеромонахов, 2 пономаря, просвирник, ключник (он же и хлебодарь), чашник, писец и 16 служителей. На жалование всем этим лицам, на ремонт монастыря, на платеж подушных денег за служителей, на конюшенные припасы и прочие потребности, было определено 1341 руб. 90 коп. ассигнациями, с предоставлением монастырю права дополнительно употреблять на свое содержание доходы выручаемые от продажи свеч. В 1797 г. этот оклад был увеличен на 1030 рублей ассигнациями.

alt14 июня 1787 г. Курский монастырь посетила проезжавшая через Курск Екатерина Великая. Перед входом в Знаменский собор императрица была торжественно встречена курским духовенством во главе с архимандритом Амвросием, державшим в руках крест и чашу со святой водой. Был отслужен благодарственный молебен, по окончанию которого августейшая путешественница распорядилась раздать духовенству крупные денежные суммы.

Возведенная по приказу Алексея Михайловича каменная церковь простояла в центре Курска почти полтора столетия. Но в ноябре 1814г., во время торжественного молебна, на молящихся с купола храма начали падать куски штукатурки. Проведенный по поручению губернатора А.И. Нелидова архиепископом Неоктистом и губернским архитектором Шмитом осмотр здания выявил образовавшиеся вследствие оседания фундамента трещины на своде трапезной и на стенах собора. Тревога за общее состояние здания вылилось в желание "построить вместо старой новую соборную церковь лучшей архитектуры и вместительней настоящей". Летом 1815 г. проект был уже готов. 16 августа 1815 г., после получения официального распоряжения, архиепископ Неоктист приказал вынести все церковное имущество, а разрушающуюся церковь разобрать. Строительство собора продолжалось 10 лет. Руководил им архимандрит Знаменского монастыря Палладий (Белевцев), бывший в миру артиллерийским офицером. Первое богослужение в новом храме состоялось 13 января 1826 г. В этот день через Курск проследовал сопровождаемый воинским эскортом гроб с останками умершего в Таганроге Александра 1. В поспешно освященном соборе над телом покойного императора была отслужена панихида.
Новый храм имел форму креста. Наружные стены его и большой купол украшали полуколонны и пилястры коринфского ордена, фронтон южной части имел портал с шестью колоннами того же типа. В церковь вели три галереи и вход через южный фронтон. Все купола были покрыты белым железом и выкрашены алюминиевой краской, а кресты и головки покрыты червонным золотом. Внутри собора стены были отделаны под белый мрамор и украшены полуколоннами, лепными и живописными изображениями из священной истории. В подкупольном пространстве на стенах размещалось 23 картины на религиозные сюжеты. Они были написаны на холстах иконописцем Рукавишниковым и, наклеенные на стены, производили впечатление фресок. Храм имел несколько пределов. В центре храма располагался главный алтарь, в честь Знамения Пресвятой Богородицы. Все иконостасные иконы были исполнены на холсте петербургским академиком живописи Борги. В южном пределе находился престол в честь Святителя Митрофания Воронежского и св. Александра Невского. На хорах южной стороны был устроен престол во имя св. Николая Мирмикийского. В северном пределе - престол во имя св. Тихона Задонского и Серафима Саровского. Иконостас перед главным Знаменским алтарем, царские врата, северные и южные ворота были отлиты из чугуна и позолочены. Другие алтари были деревянными, два "столярной работы по белому полю"; третий, пред алтарем святых Митрофания и Александра Невского - "деревянный позолоченный". Для чудотворной иконы при входе в церковь с северной стороны была изготовлена специальная деревянная сень, богато украшенная резьбой и густо позолоченная. Сам чудотворный образ помещался в серебряном киоте и, так как располагался он достаточно высоко, то к нему слева и право сени вело несколько каменных ступеней, по бокам и в середине огражденных довольно солидной чугунной решеткой. В центре расположенной между двумя рядами ступеней решетки был устроен деревянный шкаф-аналой. Перед иконой висела дорогая бархатная пелена, расшитая золотом, серебром и жемчугом. В западной части собора была устроена двухбашенная колокольня. В конце XIX в. на ней размещались башенные часы с огромным циферблатом и четыре колокола - 1045-пудовый, пожертвованный в 1866 г. белгородским купцом Н.И. Чумиче-вым; 500-пудовый, отлитый на пожертвования городского головы А.В. Тихонова и городского общества; 275-пудовый отлитый в 1730 г. и четвертый - весом в 105 пудов. В Знаменском соборе хранились золотая риза, пожалованная царем Федором Иоанновичем для иконы Знамение Божьей матери, изготовленная в 1598 г.; восемь грамот, подписанных Михаилом Федоровичем (1613 - 1645 гг.), Алексеем Михайловичем (1645 - 1676 гг.) и патриархом Филаретом (1608 - 1610 гг., 1619 - 1633 гг.); Евангелие 1689 г.; пожертвованное в 1700 г. А.И. Хлюстиным серебряное паникадило весом более 4-х пудов; переданная участниками Отечественной войны 1812 г. икона архистратига Михаила.

В 1833 году указом императора Николая I от 28 сентября 1832 года резиденция Курскою архиепископа, существовавшая в Белгороде с 1667 г. была перенесена в Курский Знаменский монастырь, превращенный трехклассный архиерейский дом. Резиденция архиепископа разместилась в каменном двухэтажном корпусе, расположенном около собора. На верхнем этаже находились покои архиепископа, а нижний занимал монастырский наместник, архиерейский секретарь и канцелярия Преосвященного. В 1851 г. к корпусу была пристроена Крестовая церковь во имя трех Святителей (Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста). В 1854 г., по ходатайству Преосвященнейшего Илиодора Знаменской обители было возвращено звание монастыря первого класса. Число монашествующих было увеличено и в 1891 г. в обители служило 47 человек: наместник, казначей, ризничий, духовник, благочинный, 4 очередных иеромонахов, 13 иеродиаконов, 6 монахов, 4 указных послушников и 13 живущих на предварительном испытании. В 1875 г. на пожертвования курских граждан за зданием собора была выстроена, а в 1876 г. освящена, Воскресенская церковь. В храме было устроено три престола: во имя Светлого Христова Воскресенья, преподобного Феодосия Печерского и святого Иосифа Песнописца. Церковь была однокупольная, каменная, выкрашенная в разные краски. Внутренние стены храма были отделаны под мрамор и расписаны изображениями событиями из Священной истории. Храм так же украшали иконостас из дикого мрамора и отлитые из серебра царские врата.

В 1919 г. в Воскресенском храме находилось два престола. В главном алтаре отделанный мраморными досками престол в честь и память Воскресения Христова и, с южной стороны, престол в честь и память преподобного Феодосия Печерского с деревянным, столярной работы, иконостасом. Кроме церквей на территории монастыря располагались каменный одноэтажный корпус на 20 келий для монашествующих; каменный одноэтажный флигель, в котором помещались больница, братская трапеза и кухня, каменный флигель для певчих архиерейского хора и различные хозяйственные постройки. За монастырем, через дорогу, размещалось два монастырских двора с жилыми постройками, в одном из которых располагался конный двор (каретный сарай, конюшня и два малых флигеля), а в другом - приют для сирот мужского пола. Монастырю также принадлежали Знаменская архиерейская дача под г.Курском, архиерейская дача под г.Белгородом, земельные угодья сел Знаменского и Малышеве Курского уезда и села Новые Савины Щигровского уезда. В Стрелецкой слободе (г.Курск) монастырь также имел усадебные места, в которых были поселены некоторые штатные служители. Рост революционных настроений, охвативший Россию в конце XIX - начале XX вв. отразился и на Курской обители.

8 марта (по старому стилю) 1898 г. хранящийся в монастыре чудотворный образ стал объектом совершения дерзкого террористического акта. В 1 час !5 минут ночи стоявший на посту у присутственных мест городовой услышал внутри Знаменского собора оглушительный взрыв и увидел яркую вспышку. Один из монахов Знаменского монастыря так вспоминал эти мгновения:
"во время глубокого сна услышал я страшный адский грохот, от которого моя кровать как бы закачалась и воздухе... Секунда, другая - и забегали по коридору. Тогда только я понял, что случилось что-то ужасное. Выбежав в коридор, я встретил иноков и, вместе с ними, поспешил на монастырский двор. Навстречу попались ночные сторожа, указавшие, что в большом храме произошло что-то ужасное... Побежали доложить Преосвященному и архимандриту, но они уже сами встали и спешили в церковь. Появление среди нас маститого Владыки, впереди всех, с твердой решимостью шествовавшего в храм и ободрявшего нас примером и словом, давало нам силы и самим последовать за ним в церковь. Едва только мы переступили церковный порог, как ужасающий густой смрад пахнул в лицо. Внесли фонари, стали зажигать свечи, но они гасли от массы густого и едкого дыма. Тогда отворили все двери и устроили сквозняк, чтобы хоть сколько-нибудь очистить воздух. Когда осветили церковь, крики ужаса вырвались из груди всех присутствовавших. Весь обширный собор был покрыт разнородными обломками. Повсеместно валялись штукатурка, куски дерева, гвозди, куски лепных украшений, клочья материи". От взрыва массивная северная дверь была буквально выперта наружу, а массивный подсвечник на 150 свечей - погнут и исковеркан. Сень, где помещался Чудотворный образ Божьей Матери, разрушилась и распалась на составные части. Ее стенки и колонки были сдвинуты с мест и сильно обожжены, а навес в виде полузонта в нескольких местах был пробит разлетавшимися осколками. Ведущие к иконе ступеньки также пострадали: нижняя каменная сильно повредила ограждающую возвышение чугунную решетку, а верхняя деревянная пролетела через весь храм и ударившись о противоположную, расположенную от сени в 17 шагах стену, отскочила от нее, повредив при этом висевшую на стене большую икону, и упала на середину храма рядом с архиерейским амвоном. Страшась самого худшего, преосвященный Ювеналий с братией, с трудом пробравшись через груду обломков с трепетом приблизился к тому месту, где находилась святыня и вынул из серебряного кивота совершенно невредимый образ Божьей Матери "Знамение" Курской Коренной. Сам лик не пострадал, хотя прикрывавшее его стекло было разбито в мелкие осколки, а выпуклое стекло, прикрывавшее коронку из драгоценных камней, было сильно покрыто копотью. Вскоре на место происшествия прибыло все высшее руководство: губернатор, жандармский генерал, прокурор, полицмейстер и пристав 1-й части города Курска. При осмотре обнаружили остатки "адской" машины, представлявшей собой продолговатый белый металлический ящик с обрывками припаянных проводов и обломками часового механизма. По своим размерам этот ящик мог вместить больше фунта динамита Весть о случившимся быстро распространилась по Курску. С рассвета у монастыря собрались тысячи человек, принявших участие в благодарственном молебне, отслуженном преосвященным епископом Курским Ювеналием. Несмотря на усердие следователей, установление участников этого злодеяния затянулось на несколько лет. Лишь осенью 1901 года были арестованы причастные к взрыву в Знаменском монастыре учащиеся Курского реального училища Анатолий Уфимцев (20 лет) и Леонид Кишкин (21 год), вольнонаемный писец Василий Каменев (22 года) и студент института инженеров путей сообщения Анатолий Лагутин (21 год). Задержанные вскоре начали давать показания, из которых следовало, что взрыв был произведен по предложению А. Уфимцева, полагавшего тем самым поколебать веру в чтимую святыню и привлечь всеобщее внимание к этому происшествию. В свой замысел Уфимцев посвятил трех своих товарищей, из которых Кишкин помог ему изготовить взрывной снаряд, а Каменев приобрел часы, при помощи механизма которых взрыв мог произойти в заданное время. Когда бомба была готова Уфимцев, Кишкин и Лагутин отправились 7 марта в храм. Во время всенощной службы, под видом поклонения святыни они приблизились к иконе, и Кишкин незаметно опустил завернутый в вату снаряд к ее подножию. Человеческих жертв было решено избегать, поэтому часовой механизм установили на полвторого ночи, когда в храме не бывает богослужения. По соображениям проявленного обвиняемыми чистосердечного раскаяния и их откровенных показаний, а также "во вниманию к их легкомыслию, а равно несовершеннолетнему возрасту Уфимцева и молодости остальных во время совершения преступления" было решено дела к судебному расследованию не обращать. 26 декабря 1901 г. Николай II повелел выслать обвиняемых в отдаленные области Российской империи под надзор полиции - Уфимцева на пять лет в Северный Казахстан, Кишкина, Каменева и Лагутина в Восточную Сибирь, первого на пять лет, остальных на два года.

Последним российским самодержцем, посетившим Знаменский собор, стал Николай II- Первый раз он был в храме 1 сентября 1902 г., во время проводимых под Курском военных маневров, во второй - 22 ноября 1914 г., когда следовал в Кавказскую армию. Царь был встречен у северных ворот храма торжественной процессией курского духовенства во главе с архиепископом Тихоном, отслужившего краткий молебен. После молебна Николаю II была вручена копия чудотворной иконы. 

20 января 1918 г, пришедшие к власти большевики специальным декретом отделили церковь от государства, лишив ее юридических прав. Имущество храмов, объявленное народным достоянием, передавалось приходским объединениям. Передача подтверждалась особыми договорами, в которых граждане, скрепившие договор собственноручными подписями обязывались беречь переданное нам народное достояние и пользоваться им исключительно соответственно его назначения; не допускать в богослужебных помещениях политических собраний враждебного Советской власти направления; раздачи или продажи книг, брошюр, листков и посланий направленных против Советской власти и ее представителей; произнесение проповедей против Советской власти или ее отдельных представителей; совершения набатных тревог для созыва населения в целях возбуждения его против Советской власти и т.д. За невыполнение указанных в договоре условий подписавшие его люди несли ответственность "по всей строгости революционных законов". 

25 августа 1919 г. такой договор был заключен между Курским Городским Советом Рабочих и Красно-Армейских депутатов и группой граждан г.Курска. Прихожанам в "бессрочное, бесплатное пользование" передавалось три храма, расположенных на территории Знаменского мужского монастыря: каменный, одноэтажный четырехпрестольный Большой Знаменский собор; примыкающая к архиерейскому дому однопрестольная Крестовая Трехсвятительская церковь и двухпрестольный храм Воскресения Христова. Вместе с храмами верующим передавались иконостасы, богослужебные книги, хоругви, паникадила, кресты, иконы, облачения священников и другие богослужебные предметы. 

Отношение новой власти к Курской епархии хорошо иллюстрируют события, развернувшиеся вокруг похищения 12 апреля 1918 года из Знаменского собора чудотворной иконы Знамения и ее списка, облаченных в драгоценные, украшенные самоцветами, ризы и золотой дарохранительницы со Св. Агнцем. Епископ Феофан немедленно известил о пропаже святыни местные власти, однако вместо расследования сотрудниками Курской ЧКа было заявлено, что настоящими похитителями являются сами монахи, сделавшие это для того, чтобы посеять в народе недовольство Советской властью. Епископ и вся братия были посажены под домашний арест, а в монастырских помещениях сделан обыск, временами переходящий в настоящий грабеж. На следующий день арест был снят и ограбленным монахам приказали сидеть тихо, не возбуждая народ. Образа были обнаружены лишь через месяц. Газета "Красная Армия" 16 мая 1918 г. сообщила, что "вчера УТром под горой, где находится епархиальная типография близ р.Тускари в колодце, называемом Феодосиевским, были найдены украденные из Знаменско-Богородицкого монастыря в апреле месяце икона Знамения Божией Матери и копия с нее. Обнаружили икону в колодце две девочки, которые мыли в ручейке у колодца белье. Иконы лежали на дне колодца, завернутые в мешок. Вытащив находку из колодца и развернув мешок, девочки увидели иконы, о чем сообщили своим семьям и проходившему с похоронной процессией св. Л. Иваницкому. Собранной комиссией иконы были признаны за те, которые были украдены из монастыря. В 11 часов дня по случаю нахождения икон на Красной площади был отслужен торжественный молебен, при толпе молящихся в несколько тысяч человек...". Интересно отметить, что два расшитых золотом чехла с икон были обнаружены после занятия Курска белыми в мусорных кучах у здания ЧК (бывшее Благородное собрание). В связи с вышеизложенным, не вызывает удивления тот восторг, с которым встретило курское духовенство занятие города частями Добровольческой армии в сентябре 1919 г. и грандиозные молебны проводимые им в честь побед белых. 
Так, 3 октября 1919 года газета "Курские вести" сообщала: "праздник Покрова Пресвятые Богородицы совпал с освобождением г- Орла нашей Добровольческой Армией от большевистского ига. Ввиду этого утром 1 октября в Знаменском соборе была совершена епископом Феофаном торжественная литургия, к концу которой на Красную площадь начало стекаться духовенство городских церквей. По окончанию литургии на Красной площади при огромном стечении народа был отслужен благодарственный молебен с многолетием Русскому Христолюбивому воинству и его вождям. К началу молебна приехал г. Губернатор [князь А. А. Римский-Корсаков] и другие городские власти, которые после молебна пошли с крестным ходом по Московской улице. Дойдя до Почтового переулка, процессия свернула вправо и перед женским монастырем было совершено краткое молебствование. Затем крестный ход двинулся по 1-й Сергиевской улице и дойдя до Благовещенской церкви и совершив благодарение, повернул обратно по Московской улице к Знаменскому монастырю. После каждого благодарственного молебствия епископ Феофан благословлял молящихся святыней города -иконой Знамения Божьей Матери, сопутствовавшей процессии и окроплял святой водой". Но торжество добровольцев было непродолжительным. Уже в середине октября командир 1-го Армейского корпуса генерал А.П. Кутепов дал понять епископу Феофану, что Курск может быть временно оставлен Добровольцами и предложил ему выехать на юг, обещав предоставить перевозочные средства для него и желающего духовенства. Утром 31 октября сопровождаемая 13 иноками чудотворная икона покинула Знаменский собор. "Идти было очень тяжело. На санях сидел только держащий икону, все остальные должны были идти пешком, ибо лошади едва могли тянуть сани с вещами". После тяжелейшего трехдневного пути икона достигла Белгорода, оттуда попала в Ростов, Новороссийск, Сербию...В 1944 году курская святыня была переправлена в Мюнхен, а затем в США.

После возвращения Советской власти часть помещений Знаменского монастыря была занята бойцами 119-го батальона внутренней охраны республики. 21 февраля 1920 г. в Курский подотдел по делам музеев и охраны памятников старины от приходского совета при Курском Знаменском монастыре поступило письменное заявление и том, что советом "получено словесное заявление помощника начальника штаба батальона, помещающегося в верхнем этаже братского корпуса монастыря, что названным штабом получен ордер на занятие всего корпуса с выселением монашествующей братии, при чем штабом на территории монастыря будут производиться занятия с артиллерийскими снарядами. Курский Знаменский монастырь является памятником старины, содержащим большое количество произведений искусства, а также книжных и архивных ценностей, составляющих народное достояние. Ответственность за целость этого достояния лежит, по декрету Наркома на нас - приходской общине. 32 человека монашествующих, живущих при монастыре являются сотрудниками Приходского Совета и по охране монастыря; они трудятся по отоплению храма, без чего погибнут художественная стенопись, трудятся по поддержанию чистоты в храме, архиве и библиотеке монастыря", На отправленное в Президиум Курского Губисполкома ходатайство о самоуправстве военных заведующий подотделом М.В. Васильков получил резкий ответ:
"...Ходатайство Ваше отклонено. Монахи могут быть переселены в другое освобождающееся монастырское помещение". Лишь после личного вмешательства заведующей отделом по делам музеев и охраны памятников старины Наркомпросса Троцкой, пригрозившей председателю Губисполкома и начальнику штаба 119-го батальона "ответственностью по революционным законам" за причинение ущерба взятого на учет "народного достояния", монашествующие были временно оставлены в покое.

Однако уже в ноябре 1921 г. при осмотре Знаменского монастыря инспектором Курского Губернского отдела управления Брусенцовым выяснилось, что все жилые корпуса монастыря были заняты 26-м батальоном войск внутренней охраны республики, а доступ монашествующим во внутренний двор запрещен. Особую тревогу инспектора вызвало состояние закрытой Воскресенской церкви. Тут же была создана специальная комиссия "на предмет более подробного осмотра названной церкви, которая до 5 ноября с/г сохранялась войсками 26 батальона". В комиссию вошли, от жилотдела - Сапунов, от губвида - Бочаров, от коменданта здания 26-го батальона - Алешкин, от подотдела охраны памятников - Булгаков, от монашеской общины - игумен Исремия и иеромонах Иосаф, от приходского совета - Глазов. При осмотре Воскресенской церкви комиссией было установлено, чю на входных дверях отсутствуют замки; перед входом в церковь обнаружены экскременты; из тридцати оконных переплетов семь выломано, а в двенадцати выбиты все стекла; из ниши в иконостасе выломана икона Воскресения с киотом и похищены три шелковых завесы. В нижнем этаже было выломано 11 оконных переплетов и часть железных рам, разобрана часть пола, разрушен киот, фонарь для иконы, сняты двери. Алтарная утварь и царские врата, после разрушения окон были сняты самими монашествующими и перенесены ими в монастырь. В акте особо подчеркивалось, что все эти разрушения произошли "в период запрещения доступа сторожам и монашествующим лицам во двор монастыря". Принимая во внимание художественную ценность как самой Воскресенской церкви, так и ее настенной живописи комиссия рекомендовала прикрыть выбитые окна 30 щитами из старого листового железа, а охрану храма поручить приходской общине. До организации же этой охраны просить командира 26-го батальона выставить около церкви постоянный караул. Но все усилия монашествующих и приходской общины сохранить Курский мужской монастырь были напрасны. 

В октябре 1926 г. Курский Губполитпросвет обращается в Президиум Курского горсовета с ходатайством "о закреплении и передаче Курскому краеведческому музею всей усадьбы и зданий бывшего мужского монастыря". 2 ноября 1926 г. Президиум Курского горсовета удовлетворяет это ходатайство, и 23 ноября Горкоммунотдел составляет акт передачи музею обнесенной каменным забором монастырской усадьбы общей площадью 6176,94 кв.м. Музей активно занялся освоением полученных площадей. Летом 1926 г. в архиерейском доме, откуда только в мае был выселен последний квартирант " сотрудник штаба Х-го стрелкового корпуса, развернули десять выставочных залов для промышленно-экономического отдела музея, оборудовали две рабочие комнаты и комнату под библиотеку, Четыре монастырских флигеля музей сдал в аренду различным предприятиям и учреждениям. В первом флигеле размещались пекарня и конфетная фабрика Управления коллективов безработных при Бирже труда. Второй флигель был отведен под канцелярию Губернского архивного бюро и две квартиры. Третий флигель занимали частные квартиры. Четвертый отдан административному отделу под архив ЗАГСа. Воскресенская церковь сдавалась музеем Архивному бюро под архивохранилище на условии "его поддержания и ремонта"
. Знаменский собор продолжала занимать религиозная община, так же платившая музею за 80 кв.м. "занятых под жилье и канцелярию епархиального управления". Единственным не принадлежащим музей зданием на территории монастыря оставался каменный двухэтажный братский корпус удержанный под общежитие штабом стрелкового корпуса. Из-за обладания этими помещениями сотрудники музея развернули против военных настоящую войну. Четырежды руководство музея ходатайствовало перед Горсоветом о передаче ему корпуса, так как "крайне нуждается в этом здании. необходимом для развертывания отделов историко-революцион" ного, промышленно-экономического и библиотеки музея, насчитывающей 20000 томов". Тяжба закончилась полным поражением музейщиков. Весной 1928 г. флигель окончательно закрепили за военными. Но последняя точка в борьбе за братский корпус была поставлена в августе 1928 г., после образования Центрально- Черноземной области, штаб корпуса был переведен в г.Воронеж, а занимаемое им здание передано краеведческому музею. 

Община верующих владела Знаменским собором до 1932 года. Так, отвечая на запрос Центральных государственных реставрационных мастерских о состоянии храма, руководство краеведческого музея отвечало, что "крыша его требует ремонта, так как вследствие порчи железа начинает разрушаться во многих местах кирпичная кладка. Здание это может быть использовано (в случае ликвидации церкви) и весьма желательно предохранить его от разрушения, тем более, что сооружено оно исключительно прочно".

Вскоре Знаменский приход ликвидировали и Курский горсовет решил устроить в храме 3-й звуковой кинотеатр. В процессе переделки собор значительно изменил свой внешний облик, так как в 1935 г. были снесены четыре маленьких купола и обе колокольни. 23 сентября 1937 г. "Курская правда" сообщила, что "сегодня, в 7 часов вечера, новое кино начинает работать... Главный фасад здания украшает колоннада. Красивый вход ведет зрителя в кассовый вестибюль. Фойе театра может одновременно вместить около 800 человек. В фойе установлена мягкая и полумягкая мебель. В нижнем фойе -танцевальный зал. Зрительный зал нового кинотеатра имеет 700 мест". Сезон был открыт фильмом "Петр I". В честь праздновавшейся в 1937 г. ХХ годовщины Великой Октябрьской социалистической революции новый кинотеатр получил название "Октябрь".

Во время Великой Отечественной войны здание кинотеатра сильно пострадало и выгорело изнутри. Комиссия, обследовавшая его в октябре 1944 г. отметила отсутствие дверей и оконных переплетов, сильное разрушение лестниц, полностью снятую кровлю купола, отставшую или обвалившуюся штукатурку, уничтоженные огнем и физическим воздействием фрески. Но здание не было заброшено. Сначала там располагался склад мясных и молочных продуктов, затем размещался лагерь для военнопленных, а в ноябре 1945 г. все постройки Знаменского монастыря были переданы для вывезенного из Германии завода низковольтной электроаппаратуры. Новые владельцы устроили в центральной части бывшего собора склад оборудования, в трапезной разместили штамповочный цех, а в помещении с южной стороны - цех пластмасс. Еще один цех размещался в подвале Воскресенской церкви. В двух башнях монастырской ограды устроили склады для сена и угля- Расположенный рядом с собором архиерейский дом остался в ведении Курского областного краеведческого музея. Новые хозяева, несмотря на требования инспекции по охране памятников архитектуры, не уделяли должного внимания состоянию собора; а в 1948 г. вообще отказались от него. Курский Облисполкомом передал полуразрушенное здание Управлению по делам кинофикации для устройства в нем кинотеатра.

В 1956 г. восстановленный в соответствии с проектом архитекторов С.И. Федорова и Л.А. Литошенко кинотеатр "Октябрь" принял первых зрителей.

В 1992 г. здание бывшего Знаменского собора был вновь передано Русской Православной церкви, но лишь в 1999 г. Курская епархия начала работы по перестройке храма. 23 апреля 2000 г. на восстановленные малые купола Знаменского кафедрального собора были подняты и укреплены золотые маковки и кресты.

"Курская правда" сообщала: "Началось это поистине историческое событие с молитвы. Митрополит Курский и Рыльский Ювеналий освятил вначале кресты, потом маковки. Он сердечно поблагодарил всех, кто причастен к благому делу восстановления первозданного облика собора. Помимо губернатора Александра Руцкого, председателя правительства области Бориса Хохлова, руководителей строительных и проектных организаций, монахов Знаменского монастыря, именинниками происходившего чувствовали себя и армянские строители из фирмы "Борис-инвест", практически завершившие к сегодняшнему дню штукатурные работы внутри собора... Рабочие стали укреплять тросы к первой маковке, которая весит ни много, ни мало, а четыре с половиной тонны. Для того, чтобы поднять на высоту более пятидесяти метров купола соседи из Старого Оскола согласились доставить с Лебединского ГОКа специальный кран. Его в ограде собора укрепили на четыре мощные опоры... Золотой купол уже наверху и монтажники ["Росатомэнергостроя" из Курчатова] сваркой быстро прикрепляют его. А кран поднимает уже крест, еще минута - и он на маковке. "Кресту Твоему поклоняемся, Владыка, и святое воскресение Твое славим!" - поют монахи...